Коммунисты Миасса без Зюганова Объединенная коммунистическая партия
Вторник, 24.11.2020, 00:45
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Наша газета



Миасс 

Главная » 2013 » Январь » 11 » КОМПРАЧИКОСЫ. Куда ушли школьные тесты?
13:52
КОМПРАЧИКОСЫ. Куда ушли школьные тесты?
Этот вопрос мне задала недавно одна моя хорошая знакомая по интернету. Звучал он так:
«А Вы в курсе, что уже придумана и используется новая форма сбора данных со школьников?
Знакомая девочка-пятиклассница рассказала, что на уроке английского их заставили подготовить дома текст на несколько страниц – подробнейший рассказ о себе и своей семье. Где и как живешь, точная характеристика жилплощади, как выглядит твой день, какие кружки посещаешь, какие предметы любишь, как питаешься, нравится ли тебе твоя жизнь и отношения в семье. Потом тексты проверили, исправили ошибки, заставили переписать, собрали и не вернули. Сказали, что куда-то их отправили в вышестоящие инстанции. Явно за границу. И бдительность усыпили, и на переводчиках сэкономили».
Вот такие пироги. И ведь не возразишь – мол, совсем сдурели со своими подозренияaми, конспирологи чокнутые. Одно к одному. Количество отказов родителей заполнять «паспорта ученика» (фактически – досье на семью), видимо, стало слишком велико. А данные на русских детей хозяевам мира нужны позарез…

Похоже, родителям детей с пятого класса нужно выучить, как пишутся и произносятся по-английски фразы: «Это конфиденциальная информация, и я не буду ее сообщать» (“It is confidential information, and I will not inform it”) и «Сбор подобной информации является уголовным преступлением» (“The collection of such information is a criminal offence”), а также «Кто и с какой целью заказал вам сбор подобной личной информации?» (“Who and with what purpose ordered You the collection of such personal information?”) – чтобы не придрались к незнанию языка и в то же время не получили требуемого.
Вот только поможет ли? Ведь к этому нужно приложить осознанное желание родителей защитить своего ребенка от реальных смертельных угроз и понимание этих угроз…
А угрозы подступают. Собственно, они уже у порога. Помните поданные в Думу на рассмотрение «четыре закона»?

1. О социальном патронате.
2. ‑Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.
3. О «министерстве детства».
4. ‑Об ответственности родителей за оставление детей без присмотра.

Эти самые, один из которых уже принят в первом чтении, хотя против него подали только на бумаге полтораста тысяч подписей. Множество чиновников – вплоть до министров! – и руководителей думских комитетов настаивали, что законы должны быть приняты в декабре 2012 года. До Нового года.
Именно так. Должны быть приняты. Хотя как минимум по одному из них открытое и недвусмысленное народное волеизъявление состоялось, а с остальными, которые хотели замаскировать шумихой вокруг все того же «об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей», ну и протащить под этот шумок, как раз сейчас знакомятся и народные массы, и специалисты. Те самые специалисты, которые уже единодушно вынесли приговор насчет одного из законов: нежизнеспособен, опасен для семьи и детей, критично коррупционен.
Казалось бы, всё. Так нет. Настаивают на принятии.

…Мне не очень понятно, кем себя возомнили наши «руководители». Они позволяют себе открыто оскорблять русский народ и при этом втихую принимать закон за законом, один опаснее другого. Как будто они жулье, на малине делящее добычу.
Может быть, они считают себя чем-то вроде родоплеменной знати из прошлого: мы над всеми, всё для нас?! Судя по их поведению, так и есть. Хорошо, я согласен. Но тогда я нижайше попрошу наших альфа-предводителей полностью соответствовать образу. Хочу видеть их сыновей впереди наших солдат в очередной 08-08-08, а их самих – отвечающими имуществом и жизнью за любые беды подвластного им народа. А вы как хотите? Так и было в те времена. Неурожай – виноват князь. Проиграли войну – знать перед богами согрешила. Вотум недоверия им – живьем на костер, богов умилостивить… ну или пусть сами на мечи бросаются…

Не хотят чиновники? Но тогда у нас все-таки демократия. И тогда они всего лишь слуги народные. Мои, ваши слуги. Причем слуги нерадивые, вороватые, лживые… Слышите? Они не успешные политменеджеры, не креативные пиар-работники, или как они там еще себя именуют. Они всего лишь слуги. Исполнители воли народа, не желающие этой воли слышать в принципе. Обнаглевшие и вознесшиеся сверх всякой меры. А нерадивых слуг выкидывают со службы без выходного пособия, выпоров перед этим за подлость на конюшне.

Нет, а как они хотели? Ведь речь о какой подлости – о законах, касающихся фактически незамаскированных попыток разрушить семью и массово отчуждить русских детей от родителей.

По миру катятся скандал за скандалом, связанные с произволом «детозащитников» в разных странах. Я уже не говорю о русских детях, отнятых у русских родителей, сдуру сунувшихся за границу. Нет там никакой русофобии, всё беспристрастно – своих, местных, родных детей и родителей ювенальщики-западники прессуют ничуть не меньше! И тамошние детозащитники снова и снова оказываются замешаны в пытках подопечных, их растлении, в педофилии, торговле детьми, росте детской наркотической зависимости – словно бы демонстрируя всем, у кого есть хоть капля разума: «Не идите за нами, не делайте, как мы, не повторяйте этого!..»

Наша власть этого как будто не замечает. И спешно, как ополоумевший от угрозы двоек и ремня плохой ученик на контрольной, передирает всё с подсунутых ему листов – без ума, лишь бы успеть к звонку. Вы куда спешите? Добить Россию? Не надейтесь, она и не такое переживала – и вас переживет и изживет. Выполнить приказ каких-то хозяев? Так они вас бросят и спишут в утиль, едва вы им перестанете быть нужны, господа…
…В Финляндии были уже десятки случаев, когда в момент появления детокрадов семья – вся семья: отец, мать и дети – сводила счеты с жизнью.

Читать об этом страшно. И все же я не до конца понимаю такого поведения людей. Ведь раз решаются на подобные вещи, значит, дети, семья им дороги! Значит, не идет речь о равнодушии?! Да что же тогда это за мышиные действия?! Защищайся, стой насмерть против тех, кто намерен уничтожить твою жизнь! Ведь все равно уже! Они более ни за кем не придут, а их сменщики при всей бесноватой отмороженности, густо замешанной на сексуальных комплексах и бытовой злобе неудачников, поостерегутся «идти тем же путем».

Очень тяжело мне было смотреть сюжет о том, как у матери-немки отобрали ее сына. Просто так отобрали. Кому-то что-то показалось. Физически тяжело, страшно было слышать тихий голос мальчика: «Я не хочу с вами… Я не хочу отсюда уходить… Мама, я не хочу идти с ними…» Он не кричал, как кричат в таких случаях наши дети. Их крик в подобные моменты – это крик умирающего от страшной раны и понимающего, что он умирает, человека, чтобы спокойно его слушать… Немчонок, продукт совсем другого воспитания, пытался донести до чужих взрослых теть, зачем-то пришедших в их с мамой и сестрой семью, такую ясную, понятную любому разумному человеку мысль: ему тут хорошо, тут его дом.

Мальчика забрали. Три года всесильная «Югендамт» (Внимание! Точно такую же организацию хотят создать у нас под ласковым названием «Министерство детства» – смотри список законопроектов выше; это оно и есть!) пытала его детским домом. Три года мать билась в эту стену. Многие нынешние немки оставили бы это дело, тем более что в таких случаях психологи им советуют: «Займитесь собой, ходите на фитнес, переключитесь с проблемы на позитив…» Я не шучу! Это врачи говорят матерям, у которых забрали детей! (Нет, недаром перестали они давать клятву Гиппократа. Великий лекарь древности прикончил бы этих… существ своими руками. Как подопытных монстров, с целью посмотреть, есть ли у них сердце.)
Но эта женщина оказалась «слишком первобытной и неорганизованной»… Она не бросила сына.

На одном из свиданий десятилетний мальчик попросил мать… убить его. Он пытался сам, но не хватало смелости ударить себя ножом, так не убьет ли его мама, раз нельзя быть вместе?

Мальчика спасли его товарищи по детдому и, как ни странно, директриса этой организации. Другие дети много раз говорили ей, что среди них находится мальчик, которого забрали «по ошибке». Директриса начала проверку – и едва не лишилась своей должности. Но все-таки пошла до конца.

Через три года сына вернули матери. «Они отняли у меня три года моей жизни», – сказал парнишка в интервью. А кто «они»?

Никто не был привлечен даже к административной ответственности. Забрали, поиграли, милостиво отшвырнули – на, дура, только перестань шуметь…

…Кстати, западным родителям наконец-то глобально надоели фокусы тамошних государств с «опекаемыми» вместо «сыновей» и «дочерей», с «родителем №1» и «родителем №2» вместо «отца» и «матери», с тем, что их детей «отчуждают» в «семьи» педерастов и лесбиянок, насилуют и сажают на наркоту в полных счастья детских домах, с играми по переодеванию в платье другого пола на школьных уроках и прочей сатанистской мерзостью. Не столь давно впервые за все время буйства ювенального скотства на Западе почти по всем странам – от Новой Зеландии до Канады – прошли многолюдные манифестации не только родителей, но и всех, кому важно решение этой проблемы. Люди устали бояться доносов, модернизированных компрачикосов, специалистов по кастрации любви. Люди устали от «опеки и заботы» своих государств, руководимых ненормальными, извращенцами, ворюгами и подонками.

Люди Запада, кажется, начинают приходить в себя. Начинают бороться за право быть людьми. До них начало доходить, что наполненная с верхом кормушка западного псевдосоциализма – это плата за послушное рабство…

…Однако, несмотря на то что до западной системы детозащиты нашей еще ой как далеко по изуверству, у нас есть такое, чего нет в западных странах.

Ни одна западная страна никогда не отдаст ребенка своей крови на усыновление за границу. Вцепится зубами и когтями, сама удушит, заживо закопает, но не отдаст ни за что.

У нас же это поставлено на поток и оснащается новыми и новыми договорами, о которых – внимание! – чиновники говорят как о… победах. Мол, мы теперь будем отслеживать судьбу каждого.

Граждане чиновники! Да торгуйте вы цыганятами – что они на улицах мучаются? Пусть их осчастливливают богатые семьи Запада! Обратите внимание на плачущийся от нехватки дотаций и многолюдства Кавказ, где кричат про плохие жилищные условия и требуют у центра денег, денег, денег.

Чу! Гневные голоса кричат мне про расизм и про цинизм. Но я задам лишь один вопрос.
Вы почему в анкетах, рекламирующих зарубежное усыновление, подчеркиваете приметы детей – «русые», «глаза светлые», «типично славянской внешности»?
Вы не подумайте, я это не от расизма спрашиваю. Мне просто интересно, почему с одной трибуны ваш брат чинодепутат громогласно стонет, что «России нужны 50–70 миллионов мигрантов для обеспечения рабочими руками!» – а с другой успокаивают, что, мол, в западных семьях нашим детям теперь будет еще лучше, чем раньше, пусть едут туда.
У нас что, нехватка рабочих рук? или, наоборот, – переизбыток людей? Тут, панимаш ли, опять-таки что-то одно должно быть. Есть и третий вариант: у вас в головах резкий перекос, называемый «разрушением целеполагания»… Но с ним надо лежать в больничке, а не писать законы в Думе…

…Как ни крутите, граждане чиновники, но это не что иное, как геноцид. Он самый. Геноцид русского народа.
Образование – за деньги. Лечение – за деньги. Отдых – за деньги. Бесплатно детям от государства – ничего. Родителям – никакой помощи.
Да оставьте нас в покое тогда, кричат уже в полном отчаянии родители, мы сами! (Как выкрикивали недавно беременные в Борисоглебском.) Не хотите помочь – пусть! Сами поднимем! Вы нас только не трогайте!

«Нет!» – то ли сглупа, то ли с невероятным цинизмом отвечает государство. Раз вы не можете нам заплатить за лечение, отдых, образование, то детей мы у вас забираем. Вы не справляетесь.
И тут же на ребенка в детдоме находятся такие деньги, что при передаче их в семью он бы мог как сыр в масле кататься, если уж считать это главной задачей воспитания дитяти.
Мимо не проскочишь. Никак. Где-нибудь, как-нибудь, но родители обязательно окажутся виноваты, и семья будет разрушена. Будет!.. Мы видим, как они нацелены на это!

…Временами те же телесюжеты на тему «спасенных детей» меня просто пугают. Пугают даже не фактом «изъятия», а поведением тех, кто «изымает». Вот чиновник в мундире с дрожью в голосе рассказывает в камеру, как несчастный годовалый ребенок изголодался настолько, что принялся, попав в руки этого мундирного, сосать его пуговицу. От голода!

Мне хотелось спросить: вы с головой дружите? Годовалый ребенок тащит в рот любой блестящий – да что там блестящий, просто чем-то привлекший его внимание! предмет, который оказался в зоне его досягаемости. Мне казалось, этот факт давно замечен и описан всеми, кому не лень: от детских писателей до детских врачей.
Оказывается, это происходит от голода! «А мужики-то и не знают!» Видимо, по той же причине дети засовывают в рот пальцы. Отгрызть хотят и съесть.
У меня нет слов…

…Между тем страшней и глубже психологической травмы, душевной раны, чем та, которую получает ребенок, насильно разлучаемый с семьей, человечество еще не изобрело. Причем ложь, что, например, подросток лет 14–16 переживает это легче, а годовалый ребенок и вовсе «не помнит», как его забирали из семьи. Объективные данные психологических исследований с ужасающей бесстрастностью подтверждают: помнит и на всю жизнь остается ранен годовичок. Ломается, корежится душа 15-летней девочки или парнишки – даже самых оторвяжистых, циничных и хамоватых.
Эти раны, эти муки причиняет даже короткая насильственная разлука с семьей. Даже однодневная.

Тот, кто причиняет детям такую боль, – фашист. В миллион раз хуже гитлеровцев – те мучили и убивали чужих детей. И у них не было специальной службы, которая ставила бы детские муки и страдания своей целью, да еще прикрывалась бы словами о «спасении».

Нет, не фашист. Полицай он. Прихвостень врагов русского народа, да и других народов России. Мы все в одной лодке. Не станет русского народа, или ослабеет он хотя бы ниже какого-то ясно ведомого Природе предела, будет обескровлен – и остальные россияне сцепятся в чудовищной первобытной схватке всех со всеми. Из этой схватки не выйдет живым ни единый человек – никакой национальности. Ни гордой, ни мудрой, ни древней…

…Плохо, когда родители пьют. Но снова говорит вместо меня практическая психология – в пьющей семье ребенок меньше страдает душевно, чем в детском доме, будучи из нее забранным. Это парадокс, но… парадокс лишь для того, кто сам урод в душе и никогда никого не любил, кто привык держать в руках калькулятор, а не ладошку дочки или руку матери. Исключений крайне мало. Пренебрежительно малая погрешность, как это называют в точных науках. Они выявляются только тогда, когда горе-родители уже заморили голодом, заморозили или укокошили по пьяни своего ребенка. Эти семьи не трогают. Зато – парадокс, садистский фокус! – под лозунгом борьбы с этими семьями… «превентивно» отбирают внука у старого дедушки, потому что он «может умереть, а ребенок получит психическую травму», дочку – у матери, потому что бабушка болеет раком (умрет-де – и снова та же загадочная «психическая травма»), силой увозят по доносу соседки детей из семьи, «потому что там у них отопление печное и дети могут угореть», лишают мать-инвалида поддержки двух сыновей-подростков и тут же выставляют их данные на аукцион для усыновителей сразу через несколько «специализированных журналов»… Именно редчайшими жуткими фактами – труп в мусорном контейнере, замерзший на улице ребенок – не имеющими никакого отношения к нормальным семьям, размахивают с экранов чиновники, утверждающие, что у нас 12% детей живут в неблагополучных семьях. Эту цифру озвучила недавно г-жа Голодец. Какова в их планах судьба неблагополучной семьи – смотрите новые законы… А каковы критерии неблагополучия семьи с их точки зрения – с точки зрения квартиры в 200 «квадратов» в элитном доме, небольшой двухэтажной дачки на Рублёвке и эксклюзивного «лексуса» с личным шофером – и вовсе загадка… Видимо, критерием является настроение, в котором чиновник встал с утра…

Всё для блага детей. Всё для безоблачного детства.
Я сейчас не буду останавливаться на том, что «безоблачное детство», не омраченное проблемами, раздумьями, даже бедами и болью, выращивает из человека розовую дрянь, соплю на ножках. Не болея душой, не научишься быть добрым. Не познав боль тела, не научишься оберегать себя от бед. Не порезав десяток раз пальцы ножом, стамеской, пилкой, ничего этими пальцами не сумеешь сделать. Я не об этом, это тема отдельного разговора. Пока я просто упомяну, что недаром в диких, откровенно античеловеческих проектах типа форсайт-проекта «Детство-2030» так много внимания уделено «созданию доброжелательной к ребенку среды». Проще говоря, если отрешиться от лукавого языка либералов, – теплицы; и конечно, вне семьи. Чтобы, не дай бог, отсталые родители не помешали «квалифицированным специалистам» старательно и умело выращивать беспомощного, претенциозного, трусливого и бесполого нытика-безручь, с самого раннего детства «раскрепощенного сексуально» и способного быть «грамотным потребителем».

Я сейчас не об этом. «Тепличному миру» и его опасности для детей я, может быть, вскоре посвящу отдельную статью.
В детских домах детей ждет вовсе не безоблачное детство. Вовсе не «доброжелательная среда» – ни в каком смысле, если исключить ранний «свободно-принудительный выбор» в сексе, куреве, алкоголе и наркоте. Да и в приемных семьях зачастую та же картина (у нас редко, на Западе почти всегда; там усыновление – бизнес, приемный родитель – профессия)…

Кто дал идиотам-палачам право рассуждать в ключе: «В этой семье у ребенка угол и 50 рублей на карман в неделю, а в этой – отдельная комната и 250 рублей – значит, он будет счастлив во второй семье!» А что в первой семье его мама и папа, вы забыли, граждане креслопротиратели? Так вы вспомните, это важно, я вам скажу.
Это, я бы даже сказал, самое важное, сколько бы вы ни гнули пальцы…
Вы поймите наконец: неблагополучна не та семья, где детей летом не могут вывезти на море, а та, где ради этого недельного выезда родители круглый год вкалывают по десять часов в сутки, не видя своих детей даже в выходные и не общаясь с ними. Беда не в той семье, где одну куртку по старшинству носят двое сыновей, а в той, где исполняют все прихоти единственного ребенка. Неполная семья – это, скорее, не мать-одиночка с пятью детьми, а отец с матерью, у которых один ребенок.

Перекошены понятия. Перекошены чиновничьи мозги. Несчастные нерожалки, прикрывающие «деловой успешностью» жалкую пустоту быта и чрева, одиночество и злобу на Матерей, бросились «решать проблемы многодетных семей». Безграмотным злобным дурам, гордящимся «стажировкой при ООН» или «курсами в МАскве», разрешили выносить вердикт, что вредно и полезно, опасно и безопасно для русских детей не из их семей. Тем временем их жизненный удел – кухонные дрязги да шипение за прикрытыми дверьми. Не более того. Кто им дал право распоряжаться судьбами миллионов русских детишек?!

Да это все равно что средневекового шиитского имама поставить руководить средневековым же французским городом. Или, если ближе к нам, представьте себе, что я пришел во двор к соседу и начал ему объяснять, где ему лучше поставить машину, построить гараж, разбить цветник… Сосед пошлет меня далеко и надолго в той или иной форме. А если я буду и дальше кобениться – пинком под зад вышвырнет на улицу. И будет прав.

Так почему от нас требуют, чтобы мы разрешили впираться в семью посторонним, которые-де знают как?! Что они могут знать о нас из своих кабинетов?!
Семья – это не гараж и не цветник, кстати.
Вы найдите и почитайте законы, перечисленные ниже. Не надо быть семи пядей во лбу, чтобы в каждой строчке увидеть заложенную мину, в каждой фразе – желание детской крови, неряшливо прикрытое ахами, охами и радужными полотенчиками «всеобщей любви и заботы».
«Снимите маску. У вас под ней клыки!»
И всё. Добавить нечего.

* * *
Нет. Стоп.
Я еще раз обращаюсь к президенту РФ.
Не верю, что вы не в силах понять прочитанное. Не думаю, что вы страдаете дислексией или функциональной неграмотностью.
Однако очень может быть, что вы изучали тексты этих законов:
– о социальном патронате;
– ‑об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей;
– о «министерстве детства»;
– ‑об ответственности родителей за оставление детей без присмотра,
не вникая в их суть. Или даже не знакомились с ними – благо, они еще не приняты.
Возьмите их. Прочтите их. Внимательно. После чего наложите на них вето согласно своему праву. Обыденно и несложно. Четыре раза напишите слово «вето», или что там пишут в таких случаях, и будет всем счастье.
Кроме того, вы исполните волю 95% населения России. За вычетом тех, кто или фатально глуп, или, что намного хуже, хочет нажиться на тех или иных формах торговли несовершеннолетними.
Возьмите.
Прочтите.
Наложите вето.
Иначе свое «вето» может сказать жестокая старуха История.

Олег ВЕРЕЩАГИН
http://www.sovross.ru/modules.php?name=News&file=article&sid=592708
Просмотров: 352 | Добавил: yra | Рейтинг: 5.0/1
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск
Календарь
«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031
Архив записей
Наша кнопка

наша кнопка


Ссылки











Рейтинг@Mail.ru Сделать бесплатный сайт с uCoz