Коммунисты Миасса без Зюганова Объединенная коммунистическая партия
Вторник, 21.11.2017, 20:41
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Наша газета



Миасс 

Главная » 2016 » Май » 28 » ПОД ЗНАКОМ МАРСА
20:06
ПОД ЗНАКОМ МАРСА
За последние полтора-два года в России произошли важнейшие события, именуемые в просторечии «экономическим кризисом», а на деле являющиеся резким сдвигом – даже переломом – в материальных взаимоотношениях классов и социальных групп российского общества.

1. «Странный» кризис
СЛОВА «российская экономика переживает тяжелейший кризис» стали общим местом современной публицистики. Но это только словесный штамп. В обществе, разделенном на классы, не существует такого единого для всех по своим следствиям явления, как экономический кризис «вообще». Даже природные катаклизмы типа ураганов и землетрясений воздействуют отнюдь не на всех одинаково – лачуги бедноты рушатся, а каменным особнякам богатеев хоть бы хны. А уж экономические катаклизмы и подавно действуют весьма избирательно. Ведь экономика это не объемы производства, штуки, тонны, метры и даже не рубли, а система производственных отношений между классами – эксплуатируемыми и эксплуататорами. И в прошедшем году эти отношения претерпели весьма существенные изменения, отразившиеся на жизни разных классов совершенно по-разному.

Только весной Росстат завершил публикацию предварительных итогов экономического развития Российской Федерации за 2015 год по всему кругу показателей. Теперь у нас есть более или менее полная картина происходящего. О том, что снизился валовой внутренний продукт, упали доходы населения, стал дефицитным бюджет, выросли цены, умножилось число бедняков и т.д., все уже знают и из статистики, и из личного опыта. «Российский бизнес несет убытки» – это тоже повторяется из текста в текст как нечто самоочевидное, причем на самом высоком уровне. Например, зампред и главный экономист государственной корпорации «Внешэкономбанк» А. Клепач утверждает, что в условиях падения экспортных доходов все – и бизнес, и население – несут потери. Это-то как раз и неверно, а в устах специалиста, шесть лет проработавшего заместителем министра экономического развития и торговли, это прямая ложь. Дело в том, что при общем падении всего и вся каким-то «непостижимым» образом значительно выросли прибыли капиталистов, а это известно далеко не каждому и охраняется официальной пропагандой как первостатейная государственная тайна. Вот цифры, которые Росстат обнародовал в самую последнюю очередь и которые говорят о том, что с точки зрения капитала никакого кризиса в России нет, а есть, наоборот, мощный подъем.

Итак, сообщение Росстата:
«В 2015 г., по оперативным данным, сальдированный финансовый результат (прибыль минус убыток) организаций (без субъектов малого предпринимательства, банков, страховых организаций и бюджетных учреждений) в действующих ценах составил +8421,7 млрд рублей… В 2014 г. сальдированный финансовый результат (по сопоставимому кругу организаций) составил +5500,8 млрд рублей».
То есть прибыли крупного и среднего бизнеса выросли в номинальном выражении в полтора раза, а в реальном, с поправкой на официальный дефлятор Росстата, – на 42,2%. Вот если бы прибыли тоже упали, то можно было бы говорить о полноценном кризисе. А так никакой это не кризис, а чистой воды проявление всеобщего закона капиталистического накопления, который, как писал Маркс, «обусловливает накопление нищеты, соответственное накоплению капитала». Поскольку единственной целью капиталистического производства является извлечение максимума прибыли, то раз прибыль выросла, капиталисту можно наплевать на снижение реального производства и все остальное, что ему сопутствует.

Так что не все в российской экономике безнадежно плохо. На общем мрачном фоне ярким пятном сияет достижение, о котором власти предпочитают особо не распространяться. Пресса тоже в основном молчит – в течение года появлялись только сухие промежуточные сводки в узкоспециализированных изданиях. Лишь однажды министр экономического развития Улюкаев под телекамеры доложил Путину о росте прибылей, но президент как бы пропустил эту благую весть мимо ушей, и кремлевской пропагандой она не была поднята на щит – нечего народ дразнить. Отчитываясь 19 апреля в Госдуме, премьер Медведев тоже ни словом не обмолвился. В тех же случаях, когда не упомянуть об этом достижении невозможно, власти отговариваются тем, что это якобы не реальный, а чисто номинальный рост вследствие снижения обменного курса рубля. Министр финансов Силуанов так и заявил: «Давайте посмотрим, что произошло в 2015 году: произошел рост прибыли и прибыльности наших отраслей за счет изменений курса».

Простите великодушно, но если прибыли выросли в рублевом выражении за счет изменения курса, то почему же за тот же самый счет не выросли ни выпуск продукции, ни зарплаты, ни пенсии? Выяснить и проследить, как такое стало возможным, – в этом и состоит задача нашего исследования.

КАК И ВСЯКАЯ общественная закономерность, всеобщий закон капиталистического накопления пробивает себе дорогу только в виде тенденции, как результирующая экономической и политической борьбы классов, в данном случае – борьбы капитала и труда. Вот и проанализируем итоги прошедшего года с точки зрения сдвигов во взаимоотношениях этих классов и промежуточных социальных групп. Согласно ленинскому определению, классы различаются, помимо прочего, «по способам получения и размерам той доли общественного богатства, которой они располагают». Размер доли – это такой признак класса, который можно вполне объективно и точно измерить. Но прежде чем измерять долю и описывать конкретные экономические, политические и идеологические инструменты происходящего ныне перераспределения общественного богатства, уточним способы ее получения при капитализме.

Наемные работники (пролетариат) живут продажей своей рабочей силы капиталистам, получая взамен заработную плату.
Пенсионеры живут на пенсию, являющуюся превращенной формой заработной платы. Формой зарплаты являются также социальные пособия. На каждого наемного работника наниматель дополнительно перечисляет в государственные внебюджетные фонды (пенсионный, социального страхования и обязательного медицинского страхования) сумму, равную 30% его заработной платы. Зарплата плюс платежи в фонды учитываются в официальной статистике как расходы на оплату труда.

Класс капиталистов (крупная, средняя и мелкая буржуазия) живет на прибыль от продажи произведенных наемными работниками товаров и услуг, присваивая прибавочную стоимость. Это относится не только к частным, но и государственным капиталистическим предприятиям. Прибавочная стоимость принимает здесь форму «инсайдерской ренты», которая извлекается так называемыми инсайдерами – лицами, контролирующими финансовые потоки госкомпаний методами нецелевого использования фондов амортизации, кредитных или бюджетных средств, трансфертного ценообразования, чрезмерных окладов и бонусов топ-менеджмента, ущемления прав мелких акционеров, использования офшорных схем, уклонения от уплаты налогов, использования фиктивных конкурсов и сделок и т.д.
К мелкой буржуазии относятся так называемые самозанятые – индивидуальные товаропроизводители, или, как их раньше именовали, кустари-одиночки, крестьяне-единоличники и т.п., живущие на доход от продажи произведенных ими лично и c помощью собственных средств производства товаров или услуг. Злободневным примером таких мелких буржуа являются водители-дальнобойщики – собственники грузовиков. В статистике их доход, а также доход от личных подсобных хозяйств учитывается как «валовой смешанный доход», так как в его составе затруднительно разделить стоимости, произведенные необходимым и прибавочным трудом.

Между пролетариатом и мелкой буржуазией существует множество переходных состояний. Это полупролетариат, живущий частично индивидуальным товарным производством, частично – продажей своей рабочей силы, частично – эксплуатацией наемной рабочей силы. Для обозначения сферы деятельности самозанятых и полупролетариата социологами предложен термин «гаражная экономика». Доходы гаражной экономики не поддаются точному статистическому учету – здесь возможны лишь экспертные оценки по рубрике «серая экономика».

Все вышеперечисленные классы и социальные группы традиционны для капитализма. Но практикуемая в России бонапартистская форма госуправления привносит в капиталистические отношения крупные элементы феодализма, то есть внеэкономического принуждения и отъема доходов. В роли феодала выступает бюрократия. Для современного российского чиновничества как участника правящего симбиоза «крупная буржуазия – бюрократия» его зарплата – мелочь. Основным способом получения доли общественного богатства является здесь средневековое «кормление воевод». Бюрократия имеет свою долю как в капиталистических прибылях (административное крышевание бизнеса и взятки), так и в государственных финансах (откаты). О размерах этой доли можно судить по некоторым признаниям самих участников «кормления». Так, по оценке Дмитрия Медведева в бытность его президентом, откаты составляют порядка 20 процентов бюджетных расходов государства. А мелкие предприниматели оценивают размер чиновничьих поборов в 5 процентов выручки малых предприятий.

Продолжение статьи - http://com-stol.ru/?p=17386
Просмотров: 85 | Добавил: yra | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск
Календарь
«  Май 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031
Архив записей
Наша кнопка

наша кнопка


Ссылки











Рейтинг@Mail.ru Сделать бесплатный сайт с uCoz