Коммунисты Миасса без Зюганова Объединенная коммунистическая партия
Суббота, 18.11.2017, 11:31
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Наша газета



Миасс 

Главная » 2016 » Июнь » 20 » Российская власть не перестает удивлять своей мерзостью
15:25
Российская власть не перестает удивлять своей мерзостью
Что ж, вот и случилось. 16 июня мемориальная доска Карлу Густаву Эмилю Маннергейму была торжественно открыта в Санкт-Петербурге на улице Захарьевской, дом 22.

Год назад власти уже пытались это сделать, но не решились – общественность возмутилась, да и питерские коммунисты встали против. Но для монархистов из РВИО и обезумевшего Мединского нет преград – мемориальную доску таки открыли, невзирая на сопротивление людей.

Тема советско-финских войн и взаимоотношений является для меня приоритетной. Я много работал в изучении данной тематики, и надеюсь продолжить работать, так как белых пятен в истории советско-финских войн и взаимоотношений двух стран, а также проблематики демаркации советско-финляндской границы, огромнейшее количество. Маннергейм играет там одну из самых главных ролей: он фигурирует постоянно, кроме Карельской авантюры и периода первой половины 1930-х годов, пожалуй.

Власти уже сошли с ума в поисках того, чем же отметится, что сделать. А монархисты обезумели в поисках своих героев. Я не буду описывать период жизни Маннергейма во времена Российской Империи – даже если он там хорошо служил, то хорошая служба государству эксплуататоров и угнетателей не самое лучшее, не то, чем можно гордиться. Давайте посмотрим на период жизни Маннергейма при независимой Финляндии, уже после 1917 года и Великой Октябрьской социалистической революции.

Важный момент: на памятной доске написано, что Маннергейм был «генерал-лейтенантом русской армии» до 1918 года. Что ж, посмотрим, что сделал «генерал русской армии» в том самом 1918 году.

В 1918 году он не стал наказывать белофиннов, расстрелявших примерно 420 невиновных человек по этническому признаку в городе Выборг. Белые части финнов 29 апреля 1918 года «освободили» Выборг от финских красногвардейцев и начали вламываться в квартиры мирных жителей Выборга в поисках тех, кто, по их мнению, не являлся «финно-угром». Определяли это разными способами. Например, если человек плохо говорил по-фински, его вышвыривали из квартиры и заталкивали в общую колонну людей, которых вели на расстрел. Расстреляли их в разных местах, но, в основном на Анненских укреплениях. Ответственность за этот расстрел так никто не понес. Дело в том, что егеря и финские ультраправые (которые учинили это массовое убийство) были в те годы грозной силой, на которую опиралась финская армия. Положение главнокомандующего армией Финляндии, бывшего генерал-лейтенанта Русской императорской армии, Карла Густава Эмиля Маннергейма было очень шатким: националисты ненавидели его за службу на «русских свиней». Поэтому Маннергейм предпочел не проводить расследования по факту бессудной казни нескольких сотен человек. Причем убитые не были ни в чем виноваты перед независимой Финляндией: они не принимали участия в боевых действиях, а многие из них даже считали себя союзниками белофиннов. А Маннергейм, опасаясь за свою шкуру, решил не ловить преступников, поступив как трус. И оставил без наказания сотни человек, которые зверски убили сотни невиновных.

Маннергейм даже видел, как белофинны застрелили великого финского композитора Тойво Куула на Соборной площади в Выборге. Он видел это убийство. Но опять же ничего не предпринял.

В 1918 году по всей Финляндии организовали сеть концентрационных лагерей, куда сажали пленных красногвардейцев, их сторонников, тех, кого приняли за их сторонников, и, опять же, славян. Например, на территории Центральных казарм в Выборге (ныне улица Крепостная, дом 26) был концлагерь, в котором умерло более трехсот человек. И это еще мелочи. Всего по данным Национального архива Финляндии погибло 27038 человек, которых приняли за «красных» и их сторонников. Из них 11652 умерли в лагерях.

В том же 1918 году Маннергейм планировал помочь русским белогвардейцам захватить Петроград. В тот момент Финляндия только становилась как государство, и в финском парламенте шли серьезные трения между сторонниками построения монархической Финляндии и республиканской. Сначала монархистов было больше, но после проигрыша Германской империи в Первой мировой войне в парламенте количество сторонников республики стало больше, чем количество сторонников монархии. Тогда был разработан проект республиканской формы правления в Финляндии. Маннергейм тогда был регентом Финляндской империи и для того, чтобы проект вступил в силу, его должен был подписать он. 10 июля 1919 года ему предоставили проект, и он сказал, что прежде чем подписать его, ему нужно подумать. Монархисты поняли, что это их последний шанс, и они стали склонять Маннергейма к следующей авантюрной идее: он должен был растягивать время, не подписывая проект о республиканской форме правления, а в это время финская армия, вместе с русскими белогвардейцами и интервентами выбила бы красных из Петрограда. Началось всё с того, что Юденич, приехав в Финляндию, стал просить правительство финнов помочь захватить Петроград, предлагая взамен признание независимости Финляндии «белой» Россией, культурную автономию для ингерманландцев и организацию референдума в Карелии. Юденич совершенно серьёзно предложил Маннергейму самому командовать операцией по захвату Петрограда. В итоге республиканцы в парламенте уговорили Маннергейма не ввязываться в эту авантюру, к тому же обещания Колчака о предоставлении независимости Финляндии «белой Россией» были какие-то расплывчатые. Тогда финский генерал решил отказаться от этой идеи.

Пропустим тему жутких условий в лагерях для советских военнопленных во время советско-финской войны 1939-1940 годов – это тема отдельной статьи.

Перейдем к «самому интересному» – к 1941 году. В конце января 1941 года финский генерал-лейтенант Э. Хейнрикс совершил свой визит в Берлин, где провёл встречу с генералом Гальдером и Паулюсом. Именно тогда Хейнрикса посвятили в план «Барбаросса», где финны должны были сыграть важную роль, особенно на направлении на Ленинград. Уже 17 июня 1941 года финским офицерам были разосланы приказы о мобилизации. То, что Финляндия должна была получить от поверженного (в планах финнов и немцев) СССР, было обсуждено с фашистами в мае-июне 1941 года. Там говорилось, что в случае полной победы над СССР границы на Карельском перешейке возвращаются к границам 1920 года, а восточнее граница проходит южнее реки Свирь. Таким образом, финны исполняют свою давнюю мечту о «Великой Финляндии». Идея создания «Великой Финляндии» подразумевала захват территорий России, на которых проживали финно-угры и объединение их в одно государство - «Великую Финляндию». Многие говорили об истреблении русских на территории «Великой Финляндии», некоторые мыслили более гуманно. То есть Финляндии надо было получить следующие территории: от холодного Белого моря к Онежскому озеру, а далее от реки Сестра к Финскому заливу (или вдоль реки Свирь и Невы).

22 июня 1941 года, в 04:30 финский десант захватывает советское консульство на Аландских островах. С 25 июня по 1 июля бомбардировщики ВВС РККА бомбили аэродромы на территории Финляндии, так как на них базировались немецкие самолеты.

1 июля 1941 года финны начали наступление на позиции советских войск. Уже 31 августа на Карельском перешейке финские войска вышли на линию старой границы с СССР, замкнув кольцо блокады Ленинграда с севера, и остановили свое продвижение вдоль лини советского Карельского укрепленного района. Собственно, основной причиной остановки наступления финнов на Карельском перешейке и отказа от наступления на Ленинград был, пожалуй, Карельский укреплённый район. Финны не хотели соваться туда, и решили предоставить это немцам. Финны не хотели губить своих солдат на хорошо укреплённых позициях РККА. Плюс, у финнов возникли вопросы о том, смогут ли немцы взломать оборону города? Если они не сумеют это сделать, финнам пришлось бы вести односторонний штурм города, а это было самоубийством: любой генерал понимал, что односторонний штурм это огромные потери, и уничтожение большинства финской армии. Также у финнов начинали появляться дезертиры, а англичане и американцы серьёзно настаивали на том, чтобы финны прекратили агрессию против СССР. К тому же, Маннергейм был человек не глупый, и он очень хотел сохранить в глазах великих держав, а именно Англии и Америки, образ Финляндии как демократического небольшого государства. Если бы он пошёл вместе с немцами на Ленинград, то Финляндия бы оказалась в ужасающем положении, и её бы ещё сильнее возненавидели великие державы. Идейные соображения, скорее всего, вообще выдумка финского генерала, и если даже они и были, то, скорее всего, особо не повлияли на отказ Маннергейма в отношении наступления на Ленинград.

Тема финских концлагерей на оккупированных территориях СССР вообще не особо у нас освещена. Но финны их стали организовывать сразу, как захватили Карелию (в Карелии финны пересекли линию границы 1920 года и углубились в территорию СССР до Зимней войны примерно на 150 км, захватив Петрозаводск, Олонец и другие крупные города). В Карелии действовало 17 финских концентрационных лагерей и спецтюрем, а также семь лагерей в Петрозаводске. Сажали туда людей по этническому признаку: не карел и не финн – иди в концлагерь. Для финнов славяне, как для немцев евреи, были злостными врагами, которых они хотели уничтожить. Только финны не проводили массовых расстрелов узников и не травили их в газовых камерах, как делали их немецкие союзники. Они действовали более «гуманно». Люди в финских концлагерях умирали от голода, холода и болезней. От жутких условий, которые финны умышленно создавали на территории концлагерей. В 1942 году смертность превысила смертность в концлагерях фашистов: в финских смертность составляла 13,7%, а у немцев 10,5%.

За всё время войны с финнами, в концлагерях побывало до 30000 человек без учёта военнопленных, из которых около 4000 умерли, а 3409 по персональным спискам. По другим данным в финских концлагерях умерло около 8000 человек.

В начальный период жизни в страшных условиях концлагерей люди умирали семьями, в день умирало по 20-25 человек. В лагере №5, например, в 1941 году было примерно 8000 узников, а в середине 1942 года - около 6000. Особенно высокая смертность была в Кутижемском лесном лагере, там постоянно работали похоронные команды, которые хоронили в траншеях по 40 человек за раз. Голод был страшный, поэтому те, кто нуждался в еде, больные, пожилые и дети умирали повально. Некоторые умирали во время «прожарки» в банях, проводимой в целях дезинфекции.

Иногда финны препятствовали эвакуации людей из Карелии советскими частями. Так, несколько раз финны обстреливали наши баржи на Онежском озере. 27 сентября 1941 года финнами была уничтожена баржа, в которой плыло несколько сотен мирных, эвакуировавшихся граждан.

12 февраля 1942 года отряд финских диверсантов окружил полевой госпиталь №2212, который находился в деревне Петровский Ям. Финны подожгли здания лечебных отделений и хозяйственные постройки госпиталя, а тех кто пытался выбраться из пылающих зданий расстреливали, не щадя никого. В итоге этой кровавой акции из медперсонала погибло 28 человек, пять человек были ранены, а двое обморожены. К тому же был и один неопознанный труп, вероятно гражданское лицо.

Ну и в качестве завершения. Вы спросите: какое отношение именно Маннергейм имеет к этим событиям? А самое что ни на есть прямое. Он знал про расстрел русскоязычного населения Выборга в 1918 году, ибо был тогда в Выборге и даже писал про эти события, оправдывая убийц. Он хотел захватить красный Петроград и склонял финское правительство к этому. Он остановил наступление финнов на Ленинград в 1941 году потому, что понимал, что они не смогут прорвать Карельский укрепленный район. Он знал про концлагеря, наверняка и бывал в них. В конце концов, именно он командовал Армией Финляндии. За преступления финских солдат отвечал и он сам, так как был их главным командиром. На его совести тысячи и тысячи убитых гражанских лиц – от расстрелянных в Выборге до умерших в дни блокады Ленинграда.

Теперь в городе, в котором от голода умирали советские люди, висит ему мемориальная доска. В городе, который частично блокировала армия под его началом. Если бы финны соединились с немцами на Свири в 1941 году, то возможно не было бы и «Дороги жизни», и тогда Ленинград бы просто вымер.

Лицемерие и мерзость – вот что можно сказать про открытие этой доски. Пляски на костях умерших детей, женщин, стариков. Российская власть не перестает поражать своей мерзостью. То «затянем потуже пояса», то «денег нет, но вы держитесь», а теперь вот доска Маннергейму. Мединский, поддержавший фильм «Утомленные солнцем 2», который поливает грязью Великую войну советского народа, под крики несогласных и обезумевших от мрака этой ситуации людей, заявил: «Маннергейм много сделал для России». Да. Угробил немало ее жителей. Ничего, «наши бабы еще нарожают».

Есть много причин, по которым нужно ненавидеть российскую власть. Экономический кризис, спад производства и покупательской способности. Вот теперь еще и очередной плевок в душу всем нормальным людям. Всем тем, кто чтит память своих павших родственников. Всем тем, кто понимает, что фашизм возрождается не только на Украине, но и в Российской Федерации. Открытие мемориальной доски финскому нацисту, приспешнику и пособнику Гитлера – яркое тому доказательство.

Очень хочу верить, что скоро эта доска отведает лома.

Денис ПОПОВ

http://ucp.su/category/articles/531-rossijskaya-vlast-ne-perestaet-udivlyat-svoej-merz/
Просмотров: 70 | Добавил: yra | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск
Календарь
«  Июнь 2016  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930
Архив записей
Наша кнопка

наша кнопка


Ссылки











Рейтинг@Mail.ru Сделать бесплатный сайт с uCoz