Коммунисты Миасса без Зюганова Объединенная коммунистическая партия
Суббота, 22.07.2017, 17:48
Приветствую Вас Гость | RSSГлавная | Регистрация | Вход
Меню сайта
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0
Форма входа
Наша газета



Миасс 

Главная » 2015 » Июнь » 3 » Вакханалия нравственности или школа как племенная ферма
22:09
Вакханалия нравственности или школа как племенная ферма
«Насладившись» чтением релизов и впечатлений коллег в соцсетях о недавнем заседании Комитета по науке и образованию в Общественной палате Российской Федерации, вставлю и я свой пятачок в эту тему.

Первое, что обращает на себя внимание – общий тон происходящего в ОП (не поворачивается язык назвать всю эту апологетику дискуссией!) сразу же задали непременно присутствующие в последнее время на такого рода мероприятиях представители духовенства – хабаровский митрополит Игнатий и протоиерей Димитрий (Смирнов), глава патриаршей комиссии по вопросам семьи. С места в карьер они заклеймили Петра Великого за разрешение разводов, что способствовало упадку семейных ценностей, и советскую власть за окончательное их добитие. Остальным выступавшим оставалось только поддерживать градус.

Следом за святыми отцами своими, с позволения сказать, идеями по спасению отечественной нравственности поделились представители Молодежного интеллектуального центра «Мыслелаб» (или «Лаборатория мысли») и другие спецы, явив настоящую феерию традиционных начал, временами перемежающихся откровенным завиральством наподобие заявления руководителя загадочного «НИИ Антропогенеза» о необходимости вывести «русскую личность за границы Реала». (И зачем так сложно? Можно было сразу в Астрал).

Основная роль молодежи, оказывается – обеспечение воспроизводства общества. Тинейджеры-девственники, вынужденные скрывать свое целомудрие от разнузданных сверстников, ждут поддержки и защиты, а потому целомудрие, «физическое и духовное», предлагается принять в качестве задачи всей системы образования, для чего ввести раздельное обучение мальчиков и девочек. А для наилучшего проведения этого курса – потребовать выборности директоров школ родителями при обязательном участии священников, причем, критерием выбора должны служить не профессиональные, а духовно-нравственные качества, проверять которые надлежит на детекторе лжи – а вдруг, тайный маг, сектант или педофил?.

Ущипните меня, братья и сестры! Ужели то было заседание светской комиссии ОП РФ по науке и образованию, а не синодального комитета по благонравию? Что, в конце концов, происходит? Ведь лет пять назад в той же самой Общественной палате, при всем неоднозначном к ней отношении, на заседания того же комитета собирались профессиональные педагоги, предметники, которые обсуждали образовательные стандарты. Теперь же в государственном учреждении царят совершенно «борцы за нравственность» из РПЦ и каких-то странных организаций с бредовыми наименованиями и инициативами, на полном серьезе строящие планы на школьников как «воспроизводителей общества». Кто, когда, каким распоряжением дал им это право?

Но ориентированная на православие часть учительства, всеми фибрами своих просветительских душ полюбившая в последние годы бывать на таких тусовках в столице, встретила всё это мыслетворчество с явным воодушевлением. Тетеньки старорежимно-завучского вида наперебой кинулись делиться историями, как они искореняют в своих школах волонтерские программы по профилактике СПИДа. За нравственность? Да мы, говорят, хоть сейчас! И учебник уже давно есть, и учебно-методический комплекс «Нравственные основы семейной жизни» для 10-11 классов со всеми мультимедийными примочками за авторством иерея Дмитрия Моисеева и монахини Нины (в миру Крыгиной, в прошлом преподавашей в Магнитогорском университете на кафедре психологии). Вот только Министерство пока не одобрило сей труд официально. О да – согласен – монашество, вне всякого сомнения, добавляет экспертности знанию о семейной жизни (тем более, что сама автор приняла постриг после развода с мужем).

В общем, получается, что раньше было – «К борьбе за дело коммунистической партии будь готов!», потом вообще никакого лозунга, период разброда и шатания, а теперь – «К созданию традиционной многодетной семьи всегда готов!». Новая панацея на основе традиционных (читай – православных) ценностей. И все это несмотря на то, что вот уже четверть века преференций церкви дается все больше и больше, количество храмов, монастырей и прочих церковных институций неуклонно растет, а пресловутая нравственность все падает и падает. И как только безбожное советское общество умудрялось обходиться без этих самых традиционных ценностей – загадка. И ведь воспроизводилось же, причем, довольно таки активно…

Отныне основным звеном семейного просвещения и репродукции предлагается сделать школу. «Полюбили в школе – поженились. Ранние браки – самые крепкие» – авторитетно заявляют нынешние апологеты традиций в Общественной палате. Ой ли? Нет уж, родные – если уж собираетесь раздельное обучение продвигать, то любить-то как раз будут ВНЕ школы. В остальном же «все путём» – прямо с выпускного со справкой о целомудрии сразу в ЗАГС, а там и до роддома недалеко. Как говорят, «дал бог зайку, даст и лужайку». Чем раньше и больше заек – тем лучше.

И правда, зачем многодетным профессия и знания? Ведь главное – не профессиональная квалификация, а ценностная ориентация и воспроизводство.

При этом, выступая за традиционное образование и всячески критикуя богомерзкий эволюционизм и прочие «западные ценности», коими, по мнению воцерковленной публики, современная школа загаживает юные умы, ни церковь, ни апологеты исконных ценностей вовсе не стремятся создавать альтернативную образовательную систему. В то время как, например, на столь поносимом ныне Западе прекрасно себе сосуществуют светские, конфессиональные и авторские учебные заведения. Не хотят родители, чтобы мозг дитяти с младых ногтей отравляли дарвинизмом и прочими безобразиями – отдают в католическую или евангелическую школу. Или даже в закрытый пансион. Их много – пожалуйста, выбирайте на любой вкус.

У нас же таких учебных заведений с конфессиональным уклоном – единицы. Отсутствие рвения традиционалистов в создании собственных образовательных структур, параллельных светским, вполне понятно. Надо ведь проходить лицензирование, аккредитацию, искать помещения и кадры, писать программы, привлекать финансирование и, поскольку мы государство все же светское (по крайней мере, пока), получать официальные министерские грифы, что вельми хлопотно. Да и Минобраз никак не может определиться в своем отношении к этим тради-новациям – ведь на них, согласно нашим уже не нравственным, а чисто бюрократическим традициям, нужно формировать «образовательные стандарты». А потому гораздо проще, используя административный нажим, как бы это сказать помягче, внедриться в уже готовые и, более того, содержащиеся за счет бюджета каналы образовательного воздействия. «Мыслелаборанты», например, не видят никаких проблем с введением «ценностного компонента» в математику и информатику.

Отличная идея, инновационная, можно сказать. А там и традиционная физика с химией подоспеют, и физкультура, и ОБЖ. Честное слово, очень хотелось бы посмотреть на результат, а заодно и на прикладную востребованность нравственно отрихтованных наук, особенно точных и естественных. С историей и литературой и так все понятно, хоть и нет никаких гарантий на долговременность тренда.

Претензии к государственной системе образования, и средней школе в частности, огромны. Но это не повод усугублять и без того проблематичное состояние школьного дела наполнением его архаическим, а то и просто мракобесным контентом. И кстати, если говорить по существу, воспроизводство популяции – это из сферы инстинктов, а вовсе не ценностей.

Чтобы расставить некоторые точки над «i» и «ё»: я вовсе не против церкви, религии и верующих, среди которых немало здравых и адекватных людей. Как и среди священников. И очень многие из них отнюдь не приветствуют столь бесцеремонное и навязчивое вмешательство клерикалов в светские дела, считая, что тем самым церковь скорее дискредитирует себя, чем популяризирует. Собственно, уже сам факт заметно активизировавшейся практики обращения церковных деятелей именно за государственной поддержкой говорит не о растущем влиянии РПЦ, а скорее, наоборот, о его падении. Иными словами, без административного светского нажима и прикрытия сохранять его теми самыми традиционными способами (убеждением, проповедью, личным примером, наконец) уже не удается.

Есть риск, что постепенно, шаг за шагом, они добьются своего и подомнут под себя школу, а все нормальные учителя уйдут в андеграунд. Хотя, конечно, остается надежда на то, что у нашей власти настроения и предпочтения переменчивы. Наиграется она с этими традиционными ценностями – как в свое время с «социализмом с человеческим лицом», перестройкой, суверенной демократией, модернизацией с инновациями – да и спустят всё на тормозах вместе с фриками из «НИИ социального антропогенеза», Комитета защиты буквы «Ё» и пр., и пр., и пр.

Ну, а уж если в государственных школах все-таки введут уроки нравственности и семейственности (а может, додумаются даже до экзаменов, перед коими могут и на девственность медосмотр устроить) – боюсь, эти традиционные новации ждет та же судьба, что и другие школьные предметы. То есть, начетничество, зубрежка, имитация, шпаргалки и – в конечном итоге – стойкая идиосинкразия. Как, например, к химии, истории или ОБЖ. Или – как то было в дореволюционные времена – к законоучению. Осмелюсь напомнить, что у вождя мирового пролетариата, золотого медалиста Симбирской гимназии Ульянова, сына очень верующего отца, по закону божьему была твердая пятерка. А значительная часть ниспровергателей богоспасаемого романовского режима вышла либо из священнических семей, либо из семинарий – включая знаменитого ученика Горийского духовного училища, а впоследствии студента Тифлисской духовной семинарии, отчисленного с пятого курса за революционную пропаганду.

И кто же будет преподавать-то эти нравственно-семейные ценности и прочие традиции сейчас? Да все те же школьные Марь-Ванны бальзаковского и пост-бальзаковского возраста, составляющие основу педколлективов во всех школах. Пройдут проверку на полиграфе и повышение квалификации при каком-нибудь «Мыслелабе» – и вперед, где наша не пропадала! Но, умотанные учебной нагрузкой на две ставки, бюрократической писаниной и заполнением электронных журналов, рабочего времени на кои не остается, и потому приходится завершать свой учительский подвиг дома, презрев и семейные обязанности, и личную жизнь – лучшая ли они опция для такого рода миссии и пример для подражания? Ведь куда как нередки случаи, когда у учителей и семейная судьба не сложилась, и дети почти беспризорники, и нервы никуда не годятся… Или по принципу «у самих не вышло, так хоть других научим»?

Так и представляю себе – вот выходит Марь-Ванна, словесник или историк по базовому образованию, на урок по нравственным основам семейной жизни в какой-нибудь 10-Б, раздает им веночки из ромашек и проникновенно пересказывает «Повесть о Петре и Февронии», преподносимую в православии как образец «христианского брака». На месте Марь-Ванны вообще-то стоило бы истово помолиться, чтобы какой-нибудь ушлый вьюнош или девица не добрались до оригинала, внимательное чтение коего расскажет им отнюдь не об идеальности данного мифического брачного союза (к этой теме мы еще вернемся этак через месяцок).

Главное, что удивляет в нынешней вакханалии с традиционными ценностями – святая комсомольская уверенность, что через школьную систему, где, что греха таить, много принуждения, можно н а у ч и т ь нравственности. Что вообще за странный подход к нравственности как к предмету? Специалистами по коммуникации и усвоению разного рода знаний и информации эмпирически доказано, что в современном обществе школа уже давно утратила лидирующие позиции в передаче знания, особенно неформализованного, связанного с местом и ориентированием человека в социальном пространстве.

В том, что касается моделей поведения, отношений людей друг с другом, столь обсуждаемой сейчас исторической памяти и т.д., ведущее место принадлежит вовсе не школе, а внешним по отношению к ней инстанциям – медиа, коммуникативному пространству, друзьям, собственному опыту и – да! – семье. Школа же по отношению ко всем этим факторам, включая семейное воздействие, вторична, а то и третична. То есть, не школа влияет на семью и представления о ней, а наоборот. Это, кстати, прекрасно понимали большевики, затеявшие в первые годы советской власти амбициозный образовательный эксперимент, одной из задач которого было искоренение религиозности, а одним из концептуальных путей решения этой задачи – максимальное исключение влияния семьи. Не только через занятия в классе, но и через внеклассную работу, «охват» кружками, спортом, политпросветом...

Обратным результатом такого подхода стало фактическое переложение ответственности за в е с ь воспитательный процесс на школу. Плоды такого подхода мы, в общем-то, пожинаем до сих пор, отголоском чего является и нынешние потуги теперь уж не на коммунистическое, а на традиционалистское миссионерство через школьную систему.

И еще один важный момент. С амвона или у доски в классе можно преподавать что угодно, но отнюдь не факт, что учениками оно будет воспринято именно так, как вещают проповедующие, то же самое относится и к учебникам.

Складывается впечатление, что все нынешние инициативы по развитию патриотического воспитания и традиционных ценностей делаются под их организаторов, а не под целевую аудиторию, без принятия в расчет разницы в возрасте, интеллектуальном уровне и социальных запросах. Впрочем, по мне, пусть уже отменят эту несчастную 14-ю статью Конституции РФ об отделении церкви от государства, чтобы никого не смущать. По крайней мере, будут сняты последние юридические преграды для того, чтобы «руководящая роль традиционных ценностей» окончательно и официально заняла то место, какое в последней советской конституции было закреплено за коммунистической идеологией и руководящей ролью КПСС. В том числе, и в образовании.

А чтобы лучше осуществлять эту самую руководящую роль, предлагаю ввести налог на конфессию – для пополнения государственной казны. Ведь все эти образовательные тради-новации осуществляться будут отнюдь не за церковные деньги, а, как водится, за счет бюджета, ибо дело государственной важности. Помянутый выше «Мыслелаб», например, на данный момент, не имеющий даже собственного сайта, на свою феерическую деятельность в рамках проекта «Повышение информационной и духовно-нравственной безопасности молодого поколения» получил в прошлом году президентский грант почти в 5 миллионов рублей из российского бюджета.

Так что конфессиональный налог – дело практичное, а главное – патриотичное, хоть это и западный подход, принятый, например, у немцев. Ведь, как утверждают соцопросы, верующих, а стало быть, приверженцев традиционных ценностей у нас минимум 84% – 85 %. И хоть сама церковь налогов не платит, по объему сборов с ее приверженцев сразу станет понятно, кто в у нас истинные радетели традиционной идеи, а кто – только кулаком в грудь постучать.

В общем, запасусь-ка я лучше чипсами, ох, нет, – родными семечками! – и смиренно подожду, пока на досках объявлений и последних страницах бесплатных газет, что рассовывают по почтовым ящикам, не появятся объявления о репетиторстве по нравственности. Думаю, многие гуманитарии не упустят своего шанса. Натаскаем и по «нравственным основам», нет проблем.

Заходите, если что».

Москва, Июнь 01 (Новый День – НР, Макс Орловцев)

© 2015, РИА «Новый День»
urfo.org: http://urfo.org/chel/534471.html
Просмотров: 104 | Добавил: yra | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск
Календарь
«  Июнь 2015  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930
Архив записей
Наша кнопка

наша кнопка


Ссылки











Рейтинг@Mail.ru Сделать бесплатный сайт с uCoz